Сноб


- тот, кто самодовольно и подчеркнуто демонстрирует свое превосходство в знаниях или вкусах.

Во Франции - парвеню (выскочка) или нувориш (новый богач), мещанин во дворянстве; у нас - «новый русский»; в Англии сноб. Snob это сапожник или подмастерье у сапожника, возможно, выходец из Шотландии, причем с оттенком «нерадивый». В конце 18 века студенты элитарного Кембриджа на своем сленге называют snobs горожан, не студентов, людей низшего сословия. Позже snob уже студент, но «из простых». Он без изящных манер, однако, стремится выбиться в люди, для чего старательно подражает манерам и вкусам юных аристократов. Он становится большим католиком, чем папа римский, и как любой новообращенный, с презрением и тайным стыдом относится ко всем и всему, что напоминает о низком происхождении. В том же направлении могут подталкивать и конфликты детства, например, стремление к мстительному триумфу над отцом или старшим братом.

Элита смыкает ряды. Чтобы преградить путь выскочкам, формирует все более сложные внутренние правила, едва уловимые пароли и знаки избранности. Особенно в языке и манерах, где подражание почти невозможно. В ответ сноб совершенствует свое искусство имитации, например, берет уроки риторики и этикета. До победного конца дело доведут его внуки. Как черта характера, снобизм содержит в себе всю эту историю в снятом виде. Сноб считает себя посвященным, избранным, близким к идеальные образцам и эталонам, а уровень простых смертных воспринимает надменно, с нескрываемым пренебрежением. Такой снобизм хорошо сочетается с богемностью, им бывает отмечено образованное плебейство.

 «Снобизм сверху» впитывает ощущение своей голубой крови с молоком матери и изучением в детстве своего генеалогического древа. Однако на слишком акцентуированной характерологической основе даже истинный аристократизм может обрести несвойственное ему демонстративное высокомерие - с полным правом сильного и без ложной скромности.

«Снобизм снизу» это не только элитная школа и верховая езда для детей, не только модный дизайнер для новой квартиры; все это лишь поверхностные штрихи, поводы для анекдотов. Под этой вторичностью, подражательностью, напыщенностью лежит вещь серьезная и основательная – воля к власти. «Снобизм снизу» - малосимпатичный, но неизбежный признак долгого переходного состояния на пути от раба к господину.