Слащавый


- неумеренно нежничающий, до приторности любезный в обращении.

Человек проявляет свое любезное отношение не к месту, причем в таких избыточных действиях и умильных выражениях, что смущает окружающих и невольно создает ощущение деланности, неискренности. Английский язык определяет эту черту словом «saccharine» - сахариновый, т.е. неестественно и невыносимо сладкий. Слащавая речь перегружена уменьшительными суффиксами (например, так говорят у Достоевского его униженные, оскорбленные и прочие бедные люди). Слащавость сродни и манере «сахарно-розовых» художников, которые, по словам А.Бенуа «изображали ту якобы действительность, где всё улыбалось, все шутили, где вечно светило розовое солнце, где грязь и бедность имели чистенький и приличный вид».

В социально-психологическом и культурном отношении слащавость это поведенческий кич. Она состоит в близком родстве с жеманностью, с неловкой, но настойчивой имитацией светских манер - как они были увидены с нижних уровней социальной пирамиды. В качестве индивидуальной черты слащавость – наследие особого стиля в семье детства, где считались опасными и неприличными даже самые естественные проявления агрессии, а также настойчиво культивировались мифы «о нашей дружной семье» и об ангельски невинном детстве. Слащавость ориентируется на некое идеальное царство чистых отношений, небывалого приличия и благонравия. Она уверена, что войти туда вовсе несложно, нужно лишь на людях приправлять свои манеры и речь сахарином.